tel.jpg
  • slider 1
  • slider 5
  • slider 2
  • slider 3
  • slider 6
  • КОКНД
  • slider 3
  • slider 2
  • slider 1
  • slider 6
  • slider 5

Жестокое обращение с детьми

Мои соседи вполне приличные люди и внешне очень благополучная семья. Но вызывает опасения поведение их 9-летнего сына. Мальчик всегда в тревоге, вздрагивает от громкой речи, при попытке поговорить с ним смотрит недоверчиво и испуганно, как будто боится услышать что-то неприятное для себя. Подозреваю, что родители слишком жестко его воспитывают. Однако ни ссадин, ни синяков на нем не видно. Но ведь можно и без побоев ребенка «затравить». И как помочь ребенку ума не приложу… Валентина Алексеевна, г. Мыски

Спасибо Вам большое, Валентина Алексеевна, что в своем письме Вы поднимаете такую важную тему. Последнее время, проблема жестокого обращения с детьми становится все более и более актуальной. Это хороший повод  поговорить о такой важной проблеме.

Надо сказать, что в нашем обществе такое понятие как насилие, ассоциируется, как правило,  лишь с двумя его формами – физическое или сексуальное насилие. А к психическому (или эмоциональному) насилию, которое является, вероятно, наиболее распространенной формой жестокого обращения с детьми, отношение бывает не столь серьезным, если не сказать легкомысленным. Все это оттого, что очень сложно провести четкую грань между воспитательными (дисциплинарными) мерами и психическим насилием.

Что же нужно понимать под эмоциональным насилием? Итак, в классическом понимании,  психическим (эмоциональным) насилием является эпизодические или регулярные оскорбления или унижения ребенка, высказывание в его адрес угроз,  демонстрация негативного отношения или отвержение, которые приводят к возникновению выраженных эмоциональных или поведенческих нарушений. К психическому насилию нужно отнести так же  и совершение на глазах у ребенка насилия в отношении значимого  для него взрослого человека.

Психическое насилие над детьми, широко распространено и встречается во всех социальных группах. В его появлении большое значение имеет социальное наследование, т.е. воспроизведение в собственной семье моделей поведения, усвоенных в детстве. По существующей статистике, каждый третий родитель, из числа тех, кто в детстве подвергался жестокому обращению, жестоко обращаются со своими детьми.

Наиболее высок риск психического насилия над ребенком у молодых матерей, не имеющих навыков по уходу за ребенком, которые в собственной семье воспитывались в условиях недостатка любви и внимания. Тяжелым разочарованием для них становится понимание того, что любовь и привязанность ребенка необходимо зарабатывать тяжелым повседневным трудом.

Весьма высок риск эмоционального насилия над ребенком у матерей, для которых беременность и рождение ребенка были средством вступления в брак. Однако их надежды на замужество не оправдались или муж оставил ее во время беременности или в первые месяцы после родов.

Так же велик риск психического насилия со стороны лиц, заменяющих родителей. Это, чаще всего родственники, назначенные  опекунами после смерти родителей или лишения их родительских прав. Так же это могут быть лица, усыновляющие или берущие под опеку детей из детских домов. Они рассчитывают на безусловную и преданную любовь этих детей, но при этом не имеют родительских навыков, не умеют находить выход из сложных ситуаций, неизбежно возникающих в процессе воспитания. Сталкиваясь с непослушанием ребенка, отставанием его в психическом развитии и проблемами в поведении, коррекция которых требует значительных усилий, не видя от него ожидаемой любви, опекуны или усыновители испытывают разочарование и обиду на ребенка, не оправдавшего их необоснованных надежд.

Жестокое обращение с ребенком в подавляющем большинстве случаев не ограничивается одним эпизодом, а представляет собой длительно сохраняющуюся неблагоприятную ситуацию. Постоянно существуя в такой ситуации, ребенок вынужден адаптироваться к ней. Ребенок, подвергающийся эмоциональному насилию, с учетом возраста и своих индивидуальных особенностей выбирает такую стратегию поведения, которая, как ему кажется, наилучшим образом соответствует его интересам. Однако, ограниченность его жизненного опыта может приводить к тому, что избранный ребенком механизм психологической защиты не соответствует сложившейся ситуации, что еще больше ухудшает отношения с родителями и способствует утяжелению насилия.

Различные формы психического насилия вызывают различные ближайшие и отдаленные последствия, которые зависят от возраста, когда ребенок пострадал от жестокого  обращения. Неизбежным следствием становится низкая самооценка, бегство в мир фантазий, антиобщественное поведение, эмоциональные расстройства (безразличие и апатия, низкая успеваемость и плохая концентрация внимания, кражи и агрессия направленная либо на окружающих, либо на себя самого) и т.д.

Однако, при всей тяжести последствий, психическое насилие редко становится основанием для социального вмешательства в семью, лишения родительских прав или привлечения родителей к уголовной ответственности. Это связано с тем, что, как уже говорилось,  психическое насилие сложно выявить, еще сложнее  обосновать, что действия родителей дают основание применить установленные законом меры для защиты прав ребенка, поскольку в полной мере негативные последствия сегодняшних действий родителей проявятся спустя длительное время. Кроме того, отсутствуют четкие границы, отделяющие дисциплинарные меры от психического насилия, и той тяжести психического насилия, которая дает основания для привлечения родителей к ответственности за свои действия.

Но это отнюдь, не означает, что нужно пройти мимо и даже не попытаться защитить ребенка. Для этого есть много государственных инстанций, призванных защищать права ребенка. Это органы опеки и попечительства, милиция, прокуратура, суд и т.д. Главное, каким образом эти организации будут проводить свои проверки и разбирательства. Очень важно, чтобы уполномоченные чиновники обращали особое внимание на последствия воспитательного процесса родителей. Особенно если в наличие задержка психического развития ребенка, эмоциональные и поведенческие нарушения.

Если каждый из нас, как Вы, Валентина Алексеевна, не будет равнодушен и обратит внимание на беды детей, живущих в соседней квартире, подъезде или дворе, то несчастных детей станет намного меньше. Давайте же вместе поможем детям! Ведь чужих детей не бывает!

 

Партнер Кемеровского областного клинического наркологического диспансера - Кемеровское региональное отделение Российского Красного Креста реализует социально-значимый проект «Защита прав людей, имеющих наркотическую зависимость, на этапе их ресоциализации».

Подробнее...

 

8 декабря отделение медицинской реабилитации Кемеровского областного клинического наркологического диспансера отметило пятнадцатиление. По традиции день рождения начался с премьерного показа спектакля театральной студии «Фламинго».

Подробнее...

 

В рамках всемирной акции, посвященной Дню борьбы со СПИДом, специалисты Кемеровского областного клинического наркологического диспансера провели в учебных заведениях города просветительские встречи с целью повышения осведомленности о распространении ВИЧ-инфекции. Врач психиатр-нарколог Екатерина Алексеевна Богданович провела беседу для учащихся девятых классов средней школы № 15.

Подробнее...

 

21 ноября Кемеровский областной клинический наркологический диспансер провел вебинар для врачей психиатров-наркологов и медицинских статистиков, посвященный расчету и анализу основных показателей деятельности наркологической службы.

Подробнее...